Венчурный капиталист Тим Дрейпер о росте курса Bitcoin и о своих упущенных «инвестиционных возможностях»
<p><strong>Венчурный капиталист Тим Дрейпер о росте курса </strong><strong>Bitcoin</strong><strong> и о своих

Венчурный капиталист Тим Дрейпер о росте курса Bitcoin и о своих упущенных «инвестиционных возможностях»

 

Тим Дрейпер является основателем компании DFJ, одной из самых известных венчурных фирм в заливе Сан-Франциско. Однако стоит отметить, что Дрейпер не похож на традиционных венчурных инвесторов. Он является ярым приверженцем Bitcoin и блокчейна, что разительно отличается от точки зрения, принятой в кругах венчурных капиталистов.

 

Дрейпер впервые проявил интерес к цифровым валютам ещё в далёком 2002 году, когда он встретил парня из Южной Кореи, который рассказал ему, что его сын хочет получить «виртуальный меч» в качестве подарка на день рождения. «Все в Южной Корее играли в эту виртуальную игру», сообщил Дрейпер в интервью Fortune. «Он хотел купить виртуальный меч. Он собирался потратить реальные деньги, чтобы приобрести виртуальную валюту и на неё купить пиксели на мониторе в виде меча. Именно в то время я впервые всерьёз задумался о том, что идея виртуальных валют может в конце концов выгореть».

 

Когда все больше людей начали играть в эти виртуальные игры, Дрейпер увидел будущее в глобальной цифровой валюте, неподвластной капризам политиков. «Поэтому, когда Bitcoin появился, я уже давно был к этому готов», — сказал Дрейпер.

 

Журналисты Fortune пообщались с Дрейпером и обсудили вложения в Bitcoin, уход Стива Юрветсона и упущенные «инвестиционные возможности», о которых он сожалеет больше всего.

 

Вопрос: В настоящее время криптовалюты и блокчейн — самая горячая тема для обсуждений. Вы, как известно, неоднократно инвестировали в эту сферу. В 2014 году вы приобрели 30,000 Bitcoin у правительства США, которое конфисковало эти монеты после закрытия даркмаркета Silk Road. Что сподвигло вас это сделать?

 

Ответ: Ещё задолго до приобретения монет Silk Road, я потратил 250,000 долларов США на покупку 40,000 монет Bitcoin. Эти монеты хранились на криптовалютной бирже Mt. Gox. А  спустя некоторое время, как нам всем известно, биржа Mt. Gox потеряла все эти монеты, ну или украла (смотря с какой стороны рассматривать эту ситуацию). Когда произошла эта ситуация, я только ахнул и у меня в голове просто не укладывалось, что за бред вообще творится. Как крупнейший трейдер мог потерять все деньги — ну или всё таки украсть? И тогда я для себя определил, что на этом деле можно ставить крест.

Я был настолько расстроен, что я потерял 40,000 Bitcoin, что, когда стартовал аукцион Silk Road, я подумал: «Может быть это знак, что мне вновь стоит принять участие в этой авантюре». Люди, которые решили также поучаствовать в этом аукционе, были убеждены, что им удастся заключить выгодную сделку, потому что монет Bitcoin было очень много, но я предложил цену гораздо выше рыночной и в конечном итоге заполучил их все.

 

Вопрос: В Давосе Стивен Мнучин (министр финансов США) заявил, что его целью номер один было не допустить использование криптовалют для финансирования незаконной деятельности. Что вы думаете об этом заявлении?

 

Ответ: Самое занимательное, что Службе маршалов США намного проще отследить преступников, которые используют блокчейн, нежели злоумышленников, которые рассчитывающийся наличными, потому что блокчейн — это безупречный реестр данных. Если даже им не удастся поймать их «на горячем», то они смогут их поймать, когда те попытаются потратить украденное. Они знают, что блоки будут специально помечены как те, с которыми случилось что-то нелегальное. Злоумышленники даже могут об этом и не подозревать, но, как только в блокчейне будет замечено любое движение, их сразу же схватят.

 

Я глубоко убеждён, что Bitcoin намного безопаснее и гораздо лучше защищён от преступников, которым удобнее использовать наличные деньги. Я знаю, что думали люди два или три года назад. Тогда они беспокоились из-за подозрительных вещей, которые окружали Bitcoin. Но теперь то мы уже знаем, что на самом деле в блокчейне поймать преступников гораздо проще нежели в сфере наличных денег.

 

Вопрос: Вы были одним из первых американцев, ставших электронными резидентами Эстонии. Как, по вашему мнению, изменится понятие «гражданство» со временем?

 

Ответ: Я думаю, что географические границы стран постепенно размываются, и соответственно мы уже можем довольно свободно перемещаться по всему земному шару, и люди из многих других стран тоже так могут. Теперь мы можем жить в стране, штате и городе, которые подходят конкретно нам.

 

Эстония была первой, но другие последовали ее примеру и в настоящее время также создают электронные правительства, которые перенимают на себя многие функции и задачи, которые как правило выполняют традиционные правительства. Многое из того, чем занимаются правительства, теперь можно делать виртуально. Например, хранение данных о гражданах, перераспределение доходов, медицинское страхование, благосостояние и социальное обеспечение. Это все можно делать на блокчейне. И это бросает вызов нашему пониманию того, чем же на самом деле занимается правительство.

Поскольку Эстония начинает предоставлять больше таких сервисов, она может захватить большую долю рынка резидентов мира. Задумайтесь, если Эстония начнёт предлагать лучшее медицинское страхование чем США, то мы просто скажем: «Почему бы и нам этим не воспользоваться?» Или, например, более действенный способ гарантировать благосостояние граждан.

 

Контроль сеет нищету, а вот свобода наоборот — процветание и благосостояние. Мы находимся в очень выгодном положении, ведь мы живем в демократическом государстве и мы принимаем новые способы мышления. Мы более склонны принимать новые технологии и трансформировать тем самым работу правительства. На мой взгляд, США неплохо подготовлены к этому.

 

Как инвестор в следующие десять лет я буду следить за тем, кто разрабатывает технологии для правительства на блокчейне и кто делает Bitcoin более полезным. Это начало чего-то масштабного, чего я ранее никогда не видел.

 

Вопрос: Есть ли какие-то инвестиционные возможности, которые вы упустили и до сих пор сожалеете об этом?

 

Ответ: Я обсуждал инвестиции в Google. Я сидел с Сергеем (Брином) в самолёте, и он в деталях объяснил мне идею, от которой я пришёл в восторг. Но, когда я обсудил ее со своими партнёрами, они сказали, что в нашем портфолио уже есть шесть поисковых машин и еще одна ничего не изменит. Я сказал: «Мне действительно понравились эти ребята, и название прикольное», но этого оказалось недостаточно.

 

Мы также упустили Facebook. Моя дочь была большим фанатом Facebook, и я был уверен, что эту компанию ждёт большой успех, но, сделав ряд ставок, нам пришлось выйти из игры, потому что наши ставки оказались слишком низкими. Они стартовали с отметки 20 миллионов долларов США и мало помалу доросли до 115 миллионов долларов США, именно тогда мы и вышли. Тогда мы проиграли, и это было полное фиаско.

 

А затем по некоторым причинам мы упустили Airbnb и Uber. Похоже мы вообще все на свете пропустили.

 

Вопрос: Илон Макс фигурирует в новостях практически каждый день. Вы его хорошо знаете, а есть ли что-то, что большинство людей не знает о нём?

 

Ответ: Я считаю, что его стиль управления действительно уникален. Он поражает нас своим научно-фантастическим видением. Он заявляет: «Мы собираемся на Марс». И он готов принять всю критику от людей, которые считают, что он выжил из ума. Но затем он сделает так, что все самые выдающиеся инженеры мира будут умолять его нанять их.

 

Я хочу, чтобы так думали все предприниматели, делали первый шаг и не боялись сказать «мы вылечим рак», «мы летим на Марс» или «мы изменим правительство». Я хочу, чтобы делали так, что все люди интересовались их проектами.

 

Вопрос: Компания DFJ пережила нелегкие времена (партнёр Стив Юрветсон был уволен, а после этого были выдвинуты обвинения в проведении секс-вечеринки на одном из мероприятий компаний). Существует много версий, хотелось бы услышать непосредственно из первых уст, в чем же на самом дело.

 

Ответ: Что касается меня, то я начал управлять Draper Associates и большую часть недели я провожу в Сан-Матео. Я всё ещё являюсь одним из менеджеров компании, так что это все влияет и на меня, ведь я управляю компанией, но деньги, которыми я управляю, теперь находятся в Draper Associates.

 

Юрветсон был замечательным партнёром и отличным парнем, он так долго работал с нами. Для меня было честью работать с ним, и партнёры DFJ справляются с информационным потоком настолько хорошо, насколько это возможно в сложившейся ситуации.

 

Вопрос: Но вы же были соучредителями. Как вы и компания пережил его уход?

 

Ответ: За последние годы у нас постоянно творилось что-то этакое. Ведь когда ты инвестируешь в самые новаторские и революционные проекты в крайне волатильной финансовой среде, ты постоянно сталкиваешься с трудностями и проблемами. Это грандиозная гонка, и мы все ещё на коне.

 

Новости из мира биткойнов http://coinbits.news/