Монеты императора: как ICO раздули огромнейший криптовалютный пузырь с 12 до более 100 млрд долларов США
<p><strong>Монеты императора: как ICO раздули огромнейший криптовалютный пузырь  с 12 до более 100 млрд доллар

Монеты императора: как ICO раздули огромнейший криптовалютный пузырь  с 12 до более 100 млрд долларов США

 

24 ап­ре­ля Мар­тин Коп­пель­ман, 31 год, Сте­фан Джордж, 29 лет, и Мэтт Ли­стон, 25 лет, со­би­ра­лись за­пу­стить кра­уд­сейл на ре­а­ли­за­цию сво­е­го про­ек­та, ос­но­ван­но­го на гря­ду­щей ре­во­лю­ции в сфере ма­шин­но­го ин­тел­лек­та поль­зо­ва­тель­ско­го рынка пред­ска­за­ний под названием Gnosis, над раз­ра­бот­кой ко­то­ро­го они тру­ди­лись по­след­ние два года.

 

Цель: со­брать 12,5 млн дол­ла­ров США. Од­на­ко вме­сто дол­ла­ров они при­ни­ма­ли взно­сы толь­ко в новой крип­то­ва­лю­те — эфире, ко­то­ро­й два года назад еще и в помине не было. Так и появился новый вид кра­уд­фандин­га, получивший название ICO (пер­вич­ное раз­ме­ще­ние монет).

 

В тео­рии по мере роста по­пу­ляр­но­сти Gnosis спрос на то­ке­ны GNO дол­жен был тоже расти, по­вы­шая сто­и­мость паев ны­неш­них вла­дель­цев этих то­ке­нов. Ос­но­ва­те­ли Gnosis ор­га­ни­зо­ва­ли свою кра­уд­фандин­го­вую ком­па­нию по прин­ци­пу «гол­ланд­ско­го» аук­ци­о­на, при ко­то­ром торги про­ис­хо­дили не на по­вы­ше­ние цены, а на её по­ни­же­ние. За 11 минут Gnosis со­брал 12,5 млн дол­ла­ров США, про­дав всего 4,2% от за­яв­лен­но­го ко­ли­че­ства в 10 млн то­ке­нов. Ко­неч­ная цена то­ке­на со­ста­ви­ла 29,85 долларов США, бла­го­да­ря чему их про­ект, у ко­то­ро­го была лишь белая книга на 49 стра­ниц и несколь­ко тысяч строк ис­ход­но­го кода, стал оце­ни­вать­ся в 300 млн дол­ла­ров США. Через два ме­ся­ца то­ке­ны GNO про­да­ва­лись уже по 335 долларов США, и Gnosis стал сто­ить уже 3 млрд дол­ла­ров США, то есть боль­ше, чем Revlon, Box или Time. Доля од­но­го толь­ко Коп­пель­ма­на се­год­ня тео­ре­ти­че­ски со­став­ля­ет около 1 млрд дол­ла­ров США.

 

Вот и все, что нужно знать об огромнейшем криптовалютном пу­зы­ре 2017 года. Ры­ноч­ная ка­пи­та­ли­за­ция этих вир­ту­аль­ных акций уве­ли­чи­лась за по­след­ние 12 ме­ся­цев на 870% — с 12 до более 100 млрд дол­ла­ров США. Это в шесть раз боль­ше, чем рост ка­пи­та­ли­за­ции фон­до­во­го рынка во время бума до­тко­мов с 1995 по 2000 годы. В некоторой сте­пе­ни это свя­за­но с феноменальным ростом бит­ко­и­на, пер­во­го циф­ро­во­го ак­ти­ва, воз­ник­ше­го бла­го­да­ря уди­ви­тель­но­му со­че­та­нию крип­то­гра­фии, об­лач­ных вы­чис­ле­ний и тео­рии игр.

 

Од­на­ко ком­па­нии, ис­поль­зу­ю­щие бит­ко­ин, рас­тут еще быст­рее и за­ни­ма­ют­ся более ин­те­рес­ны­ми ве­ща­ми. Их крип­то­ак­ти­вы ис­поль­зу­ют­ся не про­сто как обыч­ная ва­лю­та — то есть, по боль­шей части, для спе­ку­ля­ции — а для того, чтобы свя­зы­вать вме­сте биз­нес-про­ек­ты и то­ке­ны. Топ­ли­вом для этого слу­жит эфир. Как и бит­ко­ин, он ос­но­ван на тех­но­ло­гии блок­чейн, по сути, пред­став­ляя собой на­деж­ный де­цен­тра­ли­зо­ван­ный, по­сто­ян­ной об­нов­ля­е­мый ре­естр. Од­на­ко если бит­ко­ин-сеть поз­во­ля­ет про­из­во­дить толь­ко тран­зак­ции с бит­ко­и­на­ми, то плат­фор­ма Ethereum может быть ис­поль­зо­ва­на в раз­лич­ных ПО. Иными сло­ва­ми, ва­лю­ту на базе Ethereum можно за­дей­ство­вать в ре­аль­ных про­ек­тах.

 

По­это­му те­перь со­здать свою крип­то­ва­лю­ту может любой же­ла­ю­щий. Сей­час на рынке су­ще­ству­ют свыше 900 крип­то­ва­лют и крип­то­ак­ти­вов, и почти каж­дый день по­яв­ля­ет­ся что-то новое.

 

Несмотря на то, что эфир и биткоин демонстрируют поразительные темпы роста, для данных криптовалют характерна также и высокая волатильность. Целые армии трей­де­ров пы­та­ют­ся пред­ска­зать курс крип­то­ва­лю­ты, хотя шансы на это не выше, чем уга­дать вы­иг­рыш­ный номер в ру­лет­ке.

 

Ра­зу­ме­ет­ся, это не по­ме­ша­ло по­яв­ле­нию мно­же­ства сай­тов и групп в Facebook, члены ко­то­рых де­лят­ся ис­то­ри­я­ми своих крип­то­по­бед, рас­ска­зы­вая, в том числе, и о том, как они по­ку­па­ли то­ке­ны, за­ле­зая в долги. По­яви­лись и те, кто убеж­дал людей пе­ре­во­дить свои сбе­ре­же­ния в бит­ко­и­но­вые и эфир­ные ин­ве­сти­ци­он­ные пен­си­он­ные счета. Каж­дое новое ICO может пре­вра­тить нена­деж­ный биз­нес в ком­па­нию с неоправданно вы­со­кой сто­и­мо­стью.

 

Эти пер­во­про­ход­цы нашли от­лич­ный спо­соб сбора денег и со­зда­ли се­те­вой эф­фект. Зачем подлизываться к вен­чур­ны­м ка­пи­та­ли­ста­м из Крем­ни­е­вой до­ли­ны или иметь дело с ре­гу­ля­то­ра­ми на бир­жах, когда можно при­вя­зать свою идею к то­ке­ну и смот­реть, как спе­ку­лян­ты за­бра­сы­ва­ют вас день­га­ми и потом под­дер­жи­ва­ют свои ин­ве­сти­ции?

 

Все это зву­чит до боли зна­ко­мо. А не потому ли, что мы это уже проходили. Ком­па­нии, ко­то­рые су­ще­ству­ют, ско­рее, в форме идеи, чем на деле, трей­де­ры-спе­ку­лян­ты, дикая во­ла­тиль­ность, «гол­ланд­ские» аук­ци­о­ны, со­сто­я­ния, мгно­вен­но воз­ни­ка­ю­щие из воз­ду­ха, — все это мы уже наблюдали во время пер­во­го пу­зы­ря до­тко­мов. А чем же тогда все закончилось? В 2000 году сто­и­мость ин­тер­нет-рын­ка упала на 1,8 трлн дол­ла­ров США, и ис­то­рия рис­ку­ет по­вто­рить­ся и тогда боль­шая часть всех этих «ак­ти­вов» превратится в пыль.

 

И мы сделали выводы. Да, пер­вый пу­зы­рь до­тко­мов был абсолютно неле­пым. И хотя ты­ся­чи жад­ных трей­де­ров и под­сев­ших на IPO ин­ве­сто­ров по­тер­пе­ли по­ра­же­ние, мно­гие умные люди, сыг­рав­шие на опе­ре­же­ние, стали очень и очень бо­га­ты­ми. Это рискует по­вто­рит­ся и в наши дни.

 

Чтобы лучше разо­брать­ся в том, как устро­е­ны крип­то­ва­лю­ты, пред­ставь­те себе ком­пью­тер­ную игру. Есть вир­ту­аль­ный мир, и внут­ри него вы мо­же­те за­ра­ба­ты­вать вир­ту­аль­ные день­ги, и тратить их потом на новое ору­жие, до­пол­ни­тель­ные жизни, более стиль­ную одеж­ду. Здесь все устро­е­но точно так же, за тем ис­клю­че­ни­ем, что все при­вя­за­но к тех­но­ло­гии блок­чейн и вы мо­же­те (тео­ре­ти­че­ски) пре­вра­тить свои услов­ные день­ги в ре­аль­ную мо­не­ту или ку­пить на них ре­аль­ные то­ва­ры и услу­ги у той ком­па­нии, ко­то­рая вы­пу­сти­ла эту крип­то­ва­лю­ту.

 

Мно­гие опи­са­ния ICO даже вы­гля­дят как ин­струк­ции к слож­ным ви­део­иг­рам. На­при­мер, об­ла­да­те­ли то­ке­нов GNO для трех­мил­ли­ард­но­го рынка пред­ска­за­ний Gnosis могут за­ра­бо­тать еще и дру­гие то­ке­ны, WIZ, сто­и­мо­стью 1 доллар США каж­дый, ко­то­ры­ми можно рас­пла­чи­вать­ся за ко­мис­сии кра­уд­фандин­го­вой плат­фор­мы. А чтобы заработать эти монеты, нужно доб­ро­воль­но за­мо­ро­зить свой вклад в то­ке­нах на срок до од­но­го года, что ав­то­ма­ти­че­ски по­вы­ша­ет общую сто­и­мость про­ек­та Gnosis.

 

Это ти­пич­ная модель. По­сколь­ку боль­шин­ство таких плат­форм огра­ни­чи­ва­ет ко­ли­че­ство раз­ме­ща­е­мых то­ке­нов, то чем боль­ше их ис­поль­зу­ют, тем выше на них спрос и, со­от­вет­ствен­но, цена. Воз­ни­ка­ет се­те­вой эф­фект, при ко­то­ром сто­и­мость услу­ги тем выше, чем боль­ше людей ею поль­зу­ют­ся; по тому же прин­ци­пу стро­ят­ся фи­нан­со­вые пи­ра­ми­ды.

 

Ком­па­ни­я­ми, ко­то­рые при­вле­ка­ют ин­ве­сто­ров за счет пер­вич­но­го раз­ме­ще­ния монет, не все­гда вы­сту­па­ют стар­та­пы. Ино­гда это про­сто груп­пы раз­ра­бот­чи­ков, тру­дя­щи­е­ся над ка­ким-то про­ек­том. И даже если речь идет о на­сто­я­щих ком­па­ни­ях, таких как со­зда­те­ли мес­сен­дже­ра Kik, вы­пу­стив­шие то­ке­ны Kik, ор­га­ни­за­то­ры кра­уд­фандин­га ого­ва­ри­ва­ют, что ин­ве­сто­ры не по­лу­чат ре­аль­ных акций, тем самым об­хо­дя огра­ни­че­ния, ко­то­рые на­кла­ды­ва­ют ре­гу­ли­ру­ю­щие ор­га­ны.

 

Люди, под­дер­жи­ва­ю­щие эти про­ек­ты, — не на­ив­ные иде­а­ли­сты. Тим Дрей­пер, акула вен­чур­но­го ка­пи­та­лиз­ма, вло­жил­ся в два крип­то­ак­ти­ва. Брен­дан Эйх, вы­пу­стив­ший зна­ме­ни­тые то­ке­ны Basic Attention Token, со­здал язык про­грам­ми­ро­ва­ния JavaScript и участ­во­вал в ос­но­ва­нии Mozilla. Дэн Морх­эд, ра­бо­тав­ший ранее в Tiger Management, ос­но­вал ком­па­нию Pantera Capital, спе­ци­а­ли­зи­ру­ю­щу­ю­ся на блок­чейн-тех­но­ло­ги­ях.

 

Что будет даль­ше?

 

Карлсон-Уи, владелец компании Polychain Capital — один из немно­гих людей, у ко­то­рых есть чет­кое ви­де­ние бу­ду­ще­го. Он счи­та­ет, что сна­ча­ла будут со­зда­ны про­то­ко­лы ба­зо­во­го уров­ня и ин­фра­струк­ту­ра для хра­не­ния дан­ных и предо­став­ле­ния вы­чис­ли­тель­ных ре­сур­сов:

 

«В бу­ду­щем у ком­пью­те­ров не будет соб­ствен­ной па­мя­ти, соб­ствен­но­го ин­тер­нет-со­еди­не­ния, рен­де­рин­га и об­ра­бот­ки дан­ных — все это будет рас­по­ло­же­но уда­лен­но и при­об­ре­тать­ся за то­ке­ны. Вы смо­же­те за­пла­тить за те дан­ные, дей­ствия или объем ин­тер­не­та, ко­то­рые вам нужны в дан­ный мо­мент, а не хра­нить все это от­дель­но на устрой­стве, где боль­шую часть вре­ме­ни это все не будет ис­поль­зо­вать­ся».

 

Иными сло­ва­ми, союз об­лач­ных тех­но­ло­гий и эко­но­ми­ки сов­мест­но­го по­треб­ле­ния. Од­на­ко пре­жде чем это ста­нет явью, по­стра­да­ет много людей. Чисто тех­ни­че­ски, по край­ней мере, в США, то­ке­ны нель­зя счи­тать цен­ны­ми бу­ма­га­ми, так как они от­ча­сти ути­ли­тар­ны и не под­креп­ле­ны ка­ки­ми-то ре­аль­ны­ми ак­ти­ва­ми.

 

Неко­то­рые раз­ра­бот­чи­ки то­ке­нов по­пы­та­лись увиль­нуть от от­ве­та на во­прос, яв­ля­ют­ся ли их мо­не­ты на самом деле цен­ны­ми ак­ти­ва­ми, пе­ре­не­ся свои опе­ра­ции в места с низ­ки­ми на­ло­га­ми и менее жест­ким ре­гу­ли­ро­ва­ни­ем, на­при­мер, в Син­га­пур, Ги­брал­тар или швей­цар­ский Цуг.

 

Ко­мис­сия по цен­ным бу­ма­гам и бир­жам США за­яви­ла, что ожи­да­ет от ин­ду­стрии за­щи­ты ин­те­ре­сов своих ин­ве­сто­ров, од­на­ко вспо­ми­ная, как про­яви­ло себя это агент­ство до и после ипо­теч­но­го кри­зи­са в 2007 году, труд­но пред­ста­вить, что оно смо­жет эф­фек­тив­но ре­гу­ли­ро­вать си­ту­а­цию на рынке крип­то­ва­лю­ты. Навал Ра­ви­кант, глава и со­ос­но­ва­тель кра­удин­ве­стин­го­вой плат­фор­мы Angellist, го­во­рит:

 

«Мо­шен­ни­че­ские схемы в этой об­ла­сти очень хитры и изощ­рен­ны, их труд­но рас­крыть, если не про­честь ис­ход­ный код».

 

А если ре­гу­ля­то­ры будут чи­тать эти коды? Карлсон-Уи го­во­рит:

 

«Если мой счет в аме­ри­кан­ском банке будет за­крыт, я не смогу про­сто так от­крыть счет в рос­сий­ском банке и рас­пла­чи­вать­ся по­всю­ду своей кре­дит­кой, как ни в чем не бы­ва­ло. Но если за­кро­ет­ся про­вай­дер моего бит­ко­ин-ко­шель­ка, я в те­че­ние ми­ну­ты пе­ре­ве­ду свои бит­ко­и­ны за гра­ни­цу и все, мой ко­ше­лек те­перь в Рос­сии, и я могу участ­во­вать в кра­уд­сей­ле с рос­сий­ской биржи и хра­нить свои день­ги в рос­сий­ском ко­шель­ке. По­это­му в гло­баль­ном мас­шта­бе ре­гу­ли­ро­вать этот про­цесс — это все равно, что бо­роть­ся с гид­рой: стоит от­ру­бить одну го­ло­ву, как тут же вы­рас­тут две дру­гие».

 

Это же от­но­сит­ся и к воз­мож­ным по­пыт­кам об­ло­жить эти опе­ра­ции на­ло­га­ми. Будут новые круп­ные фиа­ско, по­доб­ные тому, что про­изо­шло с бир­жей Mt. Gox, и люди, ста­вя­щие на кон день­ги в игре, где у них нет почти ни­ка­кой за­щи­ты, по­те­ря­ют де­сят­ки мил­ли­ар­дов дол­ла­ров. Умные ин­ве­сто­ры, од­на­ко, будут пре­успе­вать. И по­ме­шать им может разве что их соб­ствен­ное вы­со­ко­ме­рие.

 

Новости из мира биткойнов http://coinbits.news/